Кто строит башню газпрома. «Лахта центр»: что стоит за высотными рубежами

С самых высоких смотровых площадок Петербурга видно немало: большая часть зданий не очень высокая, так что уже на отметке 20-25 метров можно оказаться выше крыш исторического центра. Конечно, по меркам некоторых мегаполисов, небоскребы в которых исчисляются сотнями, эта высота даже немного смешная. Но у Петербурга свой характер, архитектура и дух.

Знаменитые и любимые многими петербургские крыши можно созерцать, например, из окон панорамного ресторана в ТРК "Пик" на Сенной. Отсюда открывается потрясающий вид на Исаакиевский собор. Кстати, колоннада Исакиевского собора обязательна для посещения всем любителям высоты. Преодолев 262 ступеньки вы окажетесь на высоте 42 метра в самом сердце Петербурга. Правда, здесь бывает прохладно из-за ветра.

Немного севернее "Пика" находится еще один ресторан, в который гости приходят в том числе ради вида на Васильевский остров и Петроградскую сторону с высоты 27 метров. Есть заведения и повыше: на Лермонтовском проспекте, в отеле Azimut (бывшая гостиница "Советская"), по вечерам работает панорамный бар. Центральные острова Петербурга с высоты 69 метров видны, как на ладони: Покровский, Казанский, Спасский, Коломенский и сам Безымянный.

Тем, кто готов к экстриму, подойдут аттракционы "Диво-острова". Самый "спокойный" из них и высокий - колесо обозрения. В течение плавного подъема в надежной кабине можно полубоваться высотками Приморского района, зеленью Елагина острова, строящейся "Зенит-Ареной". Видны также телебашня, верхушка Исакиевского собора и Лахта центр.

Самая высокая на сегодня смотровая площадка в Петербурге числится за бизнес-центром "Лидер" на площадки Конституции. До ресторана на 41 этаже можно добраться на скоростном лифте. 40 секунд стремительного подъема - и вы можете любоваться через панорамные окна Московским, Фрунзенским, Кировским районами города, а также увидеть доминанты Адмиралтейского района. Отсюда видны и просторы Финского залива, и купола Исаакиевского и Троицкого соборов, а также строящийся Лахта центр.

В 2018 году всех любителей высоты ждет раздолье: откроется смотровая площадка Лахта центра, самая высокая в Европе. 357 метров - это уже не шутки. Здесь можно проводить сколь угодно много времени, рассматривая город во всех нюансах в "умные" телескопы: за одно посещение оценить город зимой, летом, днем и ночью, приближать и рассматривать любую точку, а также прослушать интересную информацию о любой достопримечательности. Можно обойтись и без телескопов: чувствуя себя в абсолютной безопасности на крепком полу смотровой, рассматривать пролетающих мимо птиц. Раньше оказаться в этой точке пространства можно было только на вертолете.

Говорят, что именно небоскребы виноваты в мировых экономических кризисах. Строящийся в Санкт-Петербурге 462-метровый «Лахта центр» обвиняли также в уничтожении редких клопов, восковника болотного, перелетных гусей и в возможном цунами в Финском заливе. Обсуждались даже неотектонические риски от строительства высотки.

Часть сказок и легенд канули в Лету. Зато по мере строительства «Лахта центра» появились технологические мифы и легенды. Строители «Лахта центра» совместно с «Фонтанкой» готовы рассказать о них.

1. На питерских грунтах нельзя строить небоскребы.

Да, считается, что питерские грунты очень непростые, даже капризные. Однако современная инженерная наука и геотехника умеют строить здания любой высоты и в любом месте, на любом грунте, даже на песке или в море.

Исследования главного института страны по подземным изысканиям НИИОСП им. Н.М. Герсеванова доказали, что слабыми являются лишь верхние 20 метров, а далее идет пласт вендских глин протерозойского возраста. Вендские глины по характеристикам аналогичны скальным породам.

Архитектура многое «списывает» у природы. Подземное основание здания – это своего рода корневая система. Колоссальные сваи небоскреба, как корни, уходят на глубину до 82 метров, а суммарная длина всех свай, которые держат небоскреб, – более двадцати километров.

Над сваями – монументальный «коробчатый» фундамент высотой 17 метров, включающий две монолитные железобетонные плиты общей толщиной – 5,6 метра (в три роста человека). Устойчивость гарантирована!

2. В России не умеют строить небоскребы, даже колонны в «Лахта центре» кривые.

"Лахта центр" относится к категории спиралевидных небоскребов и имеет сложную закручивающуюся форму. Колонны, которые эту форму создают, действительно имеют изгибы и наклоны. Когда их закроет фасад, эффект «закрученности» проявится еще более ярко. Строгую вертикальность здания в целом обеспечивает центральное ядро. За точностью его возведения строго следят геодезисты, в том числе при помощи космических технологий. Максимально допустимое отклонение всей конструкции небоскреба от вертикали по всей высоте – не более 6 миллиметров. Такой точностью в строительстве может похвастаться не каждый малоэтажный дом.

3. Стеклянные фасады уязвимы для стихии – посетителям комплекса будет грозить падение стекол на голову.

Стеклянные фасады «Лахта центра» разработаны и произведены специально для уникального здания с учетом экстремальных ветров, дождей, морозов и штормов.

Прежде чем запустить производство, стеклопакеты были испытаны на прочность и герметичность под напором воды, огня и воздушных потоков. И с честью выдержали испытания. Их невозможно разбить на осколки, так как в многослойной структуре присутствует пленка. Так что через два года можно будет смело прогуливаться по площадям «Лахта центра» и любоваться отражением города и петербургского неба в фасадах общей площадью более 130 000 квадратных метров.

4. «Лахта центр» сгорит, пока пожарные доберутся до верхних этажей.

В «Лахта центре» будет применена инновационная система пожаротушения тонкораспыленной водой (ТРВ), а все использующиеся при строительстве материалы – негорючие или с надежной огнезащитой. И тем не менее в здании тысячи датчиков контроля, досконально продумана эвакуация: при срабатывании тревоги на лестницы в ядре здания нагнетается воздух, что исключает их задымление. Находящимся в здании людям достаточно сделать несколько шагов до ближайшей лестницы – и они уже в безопасности. Ядро здания, где проходят лестницы, сделано из железобетона, который, как известно, не горит.

5. Такое высокое здание может сдуть ветром или разрушить землетрясением.

Не может. В проекте учтены и ураганные ветры, и землетрясения (которые чрезвычайно редки и незаметны в нашем регионе), и даже катастрофы. В «Лахта центре» заложена самая современная конструкция для устойчивости небоскреба. «Незыблемость» обеспечивают железобетонное ядро с толщиной стен почти в метр, аутригеры (специальные этажи для горизонтального распределения нагрузки) и внешние колонны. Такая конструкция убережет башню и от более экстремальных случаев, например удара самолета. Конструкция здания исключает так называемое «прогрессирующее обрушение». При удалении трети несущих элементов здание останется устойчивым.

6. Чтобы подняться наверх или спуститься, нужно часами ждать лифт.

Парк вертикального транспорта «Лахта центра» – 100 лифтов. Из них в небоскребе – 38. Время ожидания пассажирских лифтов – не более 40 секунд. Скорость движения лифтов – до 8 метров в секунду. Это уровень мировых стандартов для небоскребов.

7. Чтобы помыть весь фасад, нужно несколько лет.

Конечно, один человек с тряпкой потратил бы на очистку фасадов такого комплекса несколько лет. Но небоскребы так не моют. Для этого в «Лахта центре» есть целая бригада мойщиков и уникальная система угловых и прямых грузоподъемных механизмов, которая умеет «кататься» по рельсам, установленным в ребрах башни, которые повторяют «закрученную» форму небоскреба. Время наведения блеска традиционно – весна и осень.

8. На верхних этажах башни и на обзорной площадке посетители будут страдать от морской болезни – их будет укачивать.

Да, небоскребы качаются. Например, 828-метровый Burj Khalifa «гуляет» на 1,2 м в стороны, 374-метровая башня в комплексе «Федерация» в Москва-Сити – на 0,7 м, а Останкинская телебашня – вообще на 2,25 м. «Лахта центр» при сильном ветре может отклоняться на верхушке до 46 см от вертикали. А на уровне обзорной площадки отклонения составляют всего 27 см, вряд ли это можно почувствовать.

9. Птицы будут врезаться в небоскреб.

Бывают случаи, когда птицы врезаются в здания. Птиц дезориентируют яркий свет и гладкие зеркальные поверхности небоскребов – в них отлично отражаются деревья.

В нашем петербургском небоскребе нет главной птичьей опасности – зеркальных фасадов. А сама архитектура здания – грани-ребра, окантовка стеклопакетов – делает его заметным для пернатых. Подсветка «Лахта центра» – неяркая, а когда птицы мигрируют, будет использоваться определенная цветовая гамма и интенсивность «отпугивающей» подсветки.

10. «Лахта центр» будет завален мусором, так как иначе его придется вывозить круглосуточно или отдать под хранение мусора один из подземных этажей.

Да, человек мусорит, но чисто там – где убирают. «Лахта центр» имеет вакуумное селективное (раздельное) мусороудаление, что позволяет уменьшить объем вывозимого мусора примерно в 20 раз, и при этом пневматические системы транспортирования отходов, или, как их еще называют, vacuum waste disposal system, собирают отходы с помощью воздушного потока через подземный трубопровод, подобно пылесосу. Затем они измельчаются, прессуются и вывозятся. Запах, грязь, шум, крысы и связанные с ними инфекции исключены.

Архитектор Филипп Никандров рассказывает, как газпромовский «Охта центр» в Санкт-Петербурге превратился в «Лахта центр», и объясняет, почему архитектор должен быть главнее девелоперов и чиновников

Главный архитектор «Горпроекта» Филипп Никандров /Евгений Егоров / Ведомости

Филипп Никандров спроектировал для Санкт-Петербурга и Москвы высотки, которые имеют все шансы стать новыми городскими символами, – башни «Лахта центра» на берегу Финского залива и «Эволюция» в «Москва-сити». Архитектор 15 лет проработал в международном бюро RMJM, в офисах Великобритании и на Ближнем Востоке, откуда вернулся в Россию в 2004 г. Высотки он начал проектировать в 2000-х, работая в Дубае. На родине возглавил проектирование двух небоскребов по своим концепциям, победившим в международных архитектурных конкурсах, – башни «Эволюция» в «Москва-сити» в 2005 г. и комплекса «Газпрома» в Санкт-Петербурге в 2006 г.

Башня «Лахта центра» в Петербурге, куда переедут структуры «Газпрома», будет введена в эксплуатацию осенью 2018 г. Она станет самым высоким зданием в Европе (462 м).

– Строительство «Лахта центра» завершается. Но в свое время решение строить в Санкт-Петербурге башню для «Газпрома» вызвало скандал. Расскажите про историю проекта и почему произошел переезд с Охты в Лахту?

– Эта история началась на участке около 5 га в том месте, где Охта впадает в Неву. На месте снесенного в 2008 г. Петрозавода когда-то была Охтинская верфь, в XVI–XVII вв. тут находилась шведская крепость Ниеншанц, а до этого, еще в XIII в., – шведская крепость Ландскрона. По сути, история Петербурга с того и началась, что в 1703 г. Петр I взял Ниеншанц осадой, а три недели спустя основал новый город ниже по течению Невы, начав строить крепость на Заячьем острове. Старая земляная фортификация Ниеншанца была впоследствии разрушена. Когда в 2006 г. «Газпром » объявил закрытый международный конкурс на строительство штаб-квартиры на этом участке, я сотрудничал с британской компанией RMJM, попавшей в шорт-лист, составленный из сплошных притцкеровских лауреатов. Мы сумели представить интересную концепцию, которая понравилась заказчикам и большинству членов жюри, одновременно победив в открытом интернет-голосовании и голосовании на выставке конкурсных проектов.

Концепция не только воплощала исторический генетический код участка в своих формах – мы предложили музеефикацию Ниеншанца и Ландскроны трассировкой ее абрисов в мощении и в многочисленных атриумных пространствах комплекса, предусматривавшего также археологический музей для артефактов, найденных в ходе проведенных на деньги «Газпрома» раскопок. Правда, археологи, получив свое вознаграждение, объявили всю площадку «петербургской Троей» и потребовали запрета на строительство, не имея при этом никаких научных планов по консервации участка или воссозданию земляной крепости, кроме, естественно, чистого новодела – построить срытую в XVII в. фортификацию с нуля заново, а потом объявить это памятником. Пройдя согласование Главгосэкспертизы в 2010 г., проект был закрыт, а власти Петербурга тут же объявили весь участок памятником и запретили на нем какое-либо строительство.

Но проект на Охте закрыли главным образом даже не в связи с протестами ЮНЕСКО по поводу самого факта высотного строительства в так называемой буферной зоне вблизи исторического центра, а из-за выявившейся нелегитимности городского высотного регламента, когда обнаружились грубые нарушения при его принятии как части ПЗЗ [правил землепользования и застройки] Санкт-Петербурга. В 2010 г. Верховный суд его отменил. Тогда было фактически приостановлено около 120 проектов, находившихся на территориях промышленного пояса вокруг исторического центра, которые ЮНЕСКО считала буферной зоной (такого статуса в определении границ исторического центра Петербурга как памятника всемирного наследия до сих пор нет). Но развивалась вся эта история на фоне формирующегося предвыборного политического протеста, в котором строительство башни для оппозиционных движений в Санкт-Петербурге символизировало некий акт насилия власти над культурой и историей, отсюда проистекали разного рода сравнения башен с фаллическими образами и плач части интеллигенции по поводу «дефлорации культурного пространства города» (придумали же такое!). Построенную в 1960-е гг. 300-метровую телебашню на фоне шпиля Петропавловки и три десятка дымящих промышленных труб, превышающих отметку верха купола Исаакия, никто как будто бы и не замечал. То есть все это было не столько про архитектуру, сколько про политику, от этого знакового проекта слишком сильно «пахло властью».

Филипп Никандров

Главный архитектор «Горпроекта»

Родился в 1968 г. в Ленинграде. Окончил архитектурный факультет Ленинградского инженерно-строительного института. В 1994 г. вступил в Союз архитекторов России

Работает в «Ленгипрогоре»: Мастерская № 3, участие в проектах для Северодвинска

Перешел в Персональную творческую архитектурную мастерскую (ПТАМ) Ю. К. Митюрева

Стал главным архитектором в офисах Великобритании, Ближнего Востока и России международной архитектурной компании RMJM Scotland Ltd. (с 2011 г. – директор и соруководитель европейской студии RMJM). В 1999 г. получил профессиональную лицензию на осуществление самостоятельной архитектурной деятельности

Назначен главным архитектором ЗАО «Горпроект»

Изначально идею не принимали в штыки, в 2006 г. был проведен архитектурный конкурс, была открытая выставка всех концепций, была полемика, но уже в 2007 г. потекли серьезные деньги в протестную кампанию по дискредитации проекта на Охте. Кто финансировал это, я точно не знаю, но речь шла о переезде из столицы крупнейшего налогоплательщика страны, сумма налоговых отчислений которого была сопоставима с совокупным годовым бюджетом Петербурга, и слишком много влиятельных сил было заинтересовано если не остановить, то как минимум замедлить этот переезд из одного региона в другой.

– Вы сами не воспринимали тот проект как угрозу историческому облику Петербурга?

– Нет. Меня бы это, безусловно, смущало, если бы это строилось, скажем, напротив Дворцовой площади или Петропавловской крепости по аналогу 300-метровой лондонской башне The Shard, стоящей через Темзу прямо напротив Тауэра, памятника всемирного наследия ЮНЕСКО. Наш же участок был далеко за пределами исторических городских ансамблей. Мы тогда построили 3D-модель города, провели свой ландшафтно-визуальный анализ, просмотрев все точки, с каких улиц башню будет видно, и нашли всего 5–6 улиц, на оси которых сидела новая доминанта, и все эти улицы были за пределами так называемого золотого треугольника. Пять километров от Дворцовой площади – это вполне приличное расстояние.

Но «Газпром» в итоге принял стратегически правильное решение – перенести стройку со спорной территории и подальше от исторического центра. С 2011 г. проект развивается в Лахте, на берегу Финского залива, на участке намывной территории, в 5 км от границы исторического центра. RMJM не смогла пережить международный экономический кризис и дальше концепции работа с ней не пошла. Так что вместе с проектом «Лахта центра» я перешел работать главным архитектором в «Горпроект», выигравший в 2011 г. тендер на генеральное проектирование объекта. С тех пор проект был полностью и неоднократно переработан, от прежней концепции осталась только идея силуэта башни-шпиля, символизирующей пламя, что несет людям «Газпром». Но теперь это 462 м, это будет на многие годы вперед самый высокий небоскреб не только России, но и Европы.

Сейчас «Лахта центр» как новый общественно-деловой кластер – это флагман агломерации практически в центре кольца лагуны Финского залива, опоясанного кольцевой автомагистралью, в орбите которой Большой Санкт-Петербург и будет развиваться в XXI в. И башня на берегу залива как новая общегородская доминанта формирует морской фасад города прямо напротив нового пассажирского порта, принимающего в летний туристический сезон по 5–7 круизных лайнеров одновременно, а это больше туристов, чем ежедневно прибывает через аэропорт «Пулково».

– А что было раньше на этом месте?

– Была пескобаза – хранили песок для строек.

– То есть башня стоит на песке?

– Нет, она стоит на 264 сваях диаметром 2 м до 82 м глубиной, они проходят первые 30 м слабых грунтов и упираются в твердые глины. Фундаментную плиту непрерывно заливали более двух суток (рекорд Книги Гиннесса).

Площадь участка первой фазы – 8 га, там будут большие благоустроенные пространства: три общественные площади, открытый амфитеатр со сценой на фоне залива, музей занимательной науки с планетарием, концертный зал. Башню завершает не кабинет руководителя компании, а доступная обзорная площадка, безусловный центр притяжения для туристов. Объект также сертифицируется на золотой стандарт LEED, что делает его в национальном масштабе флагманом в части энергосбережения и бережного отношения к окружающей среде, все-таки это штаб-квартира крупнейшей энергетической компании, развивающейся в ногу с прогрессом.

– Какое соотношение площадей, которые займет «Газпром», и общественных зон?

– Под офисные функции отведено менее 45% всех площадей, остальные относятся к общественным пространствам и функциям, включая рекреацию. У «Газпрома» рядом есть еще одна площадка в 7 га, там построят вторую фазу, где будет больше офисных площадей.

– Платит за все «Газпром»?

– Инвестор первой фазы – «Газпром нефть », эта компания изначально была застройщиком и девелопером проекта через свою дочернюю структуру. Но в итоге поселятся в комплексе все основные бренды группы компаний «Газпром». Сейчас они в Петербурге занимают сопоставимые площади в разных бизнес-центрах, платят за аренду. В долгосрочной перспективе собственное здание – это однозначная экономия для них.

– Вы предполагаете, что «Лахту» ждет судьба не Монпарнасской, а Эйфелевой башни? (210-метровая башня «Монпарнас», единственный небоскреб в историческом центре Парижа, стала объектом критики. Через два года после ее постройки возводить высотные здания на этой территории было запрещено.)

– Я очень на это надеюсь, а рассудит история. Впрочем, любой архитектор убежден в своей правоте. Хотя, думаю, создатель башни «Монпарнас» тоже ею гордился. Мы – архитекторы, дизайнеры – живем и работаем в сложное время в контексте идеологии всеобщего консюмеризма, что вынуждает многих из наших коллег умерщвлять свои же постройки, идя по пути сиюминутной архитектурной моды, постоянно изобретая новые стили и девальвируя тем самым ценность предыдущих. Это делает жизнь инвесторов сложной, особенно если речь о высотном здании. Срок строительства с высотой увеличивается прямо пропорционально. И может так оказаться, что, проинвестировав ультрамодную на момент начала проекта концепцию, вы получите морально устаревший к моменту завершения стройки объект. Именно поэтому в России строится так много псевдоклассических зданий (что считается дурным вкусом в Европе) – таким образом заказчики пытаются спасти инвестиции и обмануть время. Но обманывают только самих себя, все эти «псевдо» и «квази» никогда не станут классикой, а навсегда останутся в категории жалких пародий. Стилистика фасадов и форм «Лахта центра» вне времени, она не привязана ни к какой архитектурной моде.

– Башня железобетонная?

– Железобетонное ядро в центре и обетоненные стальные колонны по периферии, между ними стальные балки и железобетонные перекрытия по стальному профнастилу – это наиболее популярный сейчас тип конструктива для меганебоскребов, его называют композитным. К 2020 г., когда башня будет полностью заселена, она уже не попадет в список 20 самых высоких башен мира. Но мы живем в контексте Европы, и задач ставить высотные рекорды не было. Задача изначально была найти гармонию с местом в градостроительном контексте Петербурга.

– Как ее строили?

– Многие используемые передовые строительные технологии уже были отработаны ранее на других объектах, но в более скромных масштабах. Уникальны, например, фасады: это самый большой в мире холодногнутый фасад (после башни «Эволюция»): стекло изогнуто и строго следует спиралеобразной геометрии формы, как бы течет непрерывно. Кроме того, тут применен интеллектуальный вентилируемый фасад: летом он будет препятствовать нагреву помещений при открытых вентклапанах, а зимой – накапливать солнечную энергию за счет парникового эффекта, уменьшая энергозатраты на отопление при закрытых вентклапанах. Уникальна и система обслуживания фасадов: по форме здания проложены специальные рельсы, по которым будут перемещаться балки с люлькой для мойки или замены стеклопакетов. В эти же рельсы интегрирована и архитектурная подсветка, и антиобледенительные системы. Меры по борьбе с обледенением здесь крайне важны – никто не строил такие высокие здания на такой северной широте и в таком влажном климате. Специальные датчики будут следить за тем, когда надо будет включать локальный обогрев в местах, где могут появиться сосульки в холодное время года.

Городу, безусловно, нужны такие объекты, они позиционируют его гораздо дальше его привычной ниши города-музея или Северной Венеции. Петербург – как и Венеция – плоский город. Но высота рядовой застройки вне пределов исторического центра выросла в несколько раз, а высота доминант – нет, сейчас средняя высота исторических архитектурных доминант в центре – 50–60 м, как средний жилой дом на окраине. И этот новый масштаб диктует и масштаб новых высотных доминант. Но до последнего времени такие доминанты в городе не строились.

Фотогалерея

Оказалась самой высокой

Небоскребы и высотное строительство в целом – тенденция, связанная с ростом плотности наших городов и мегаполисов, как, впрочем, все явления нашей жизни. Тенденция позитивная, если в градостроительном планировании, а также проектировании и строительстве небоскребов заняты профессионалы, и пугающее явление, если этим занимаются дилетанты, а такое тоже бывает.

– Вы полагаете, что увеличение плотности застройки – это прогрессивно?

– Увеличение плотности застройки – это прогрессивно и неизбежно. Прогрессивно, так как в целом на планете при увеличении плотности проживание становится все более компактным и, таким образом, сохраняются или освобождаются от застройки значительные территории, остающиеся на балансе природных экосистем. Неизбежно, поскольку с ростом населения планеты усиливается всеобщая тенденция экономии ресурсов, включая энергию и все виды инфраструктуры.

– Сейчас много говорят о том, что надо возводить города-сады, но строить продолжают города-муравейники. Что должно произойти с обществом, чтобы возобладали прогрессивные урбанистические тенденции?

– В двух словах не ответить. Россия сейчас находится в плену одновременно нескольких трендов – еще преобладает индустриальное общество, но в мегаполисах, где традиционное производство заменяется инновационной и сервисной экономикой, уже видны элементы постиндустриального общественного уклада. Например, «Сколково» можно рассматривать как прототип или, скорее, шоурум такого города-сада. Хотя оно создается в некоторой изоляции от настоящей экономики страны и имеет признаки потемкинских деревень, но такова судьба многих пилотных проектов.

В России все еще превалирует массовое жилищное строительство эпохи индустриализации, начатое с хрущевских времен. До сих пор миллионы взрослых детей живут с родителями, миллионы разведенных супругов продолжают делить жилплощадь, не говоря уже о миллионах людей, обитающих в коммуналках и ветхих домах. Новостройки по-прежнему конкурируют за кошельки покупателей с теми же хрущевками и брежневками: такой убогий конкурентный фон не сулит нам особого качества строящихся домов эконом-класса и улучшения градостроительной среды. В западных странах, наоборот, имеет место перепроизводство жилья, поэтому нет такого размаха массового жилищного строительства, строят там намного меньше, значит, и конкуренция гораздо выше и лучше качество. Это касается и социального жилья, которое тоже строят, но по государственным заказам и не так массово, как у нас, что позволяет использовать индивидуальные проекты для каждого конкретного участка и даже привлекать к этим проектам известных архитекторов.

Только серьезная конкуренция в сфере жилищного строительства способна возродить институт настоящих архитектурных конкурсов и вернуть качество архитектуры в новое строительство. А что касается уже построенных «муравейников», то, к сожалению, нам с этим жить, и очень долго.

Но надо понимать, что прогрессивные урбанистические тенденции не сулят уменьшения плотности застройки в наших городах, она будет продолжать расти с ростом темпов урбанизации. Которая будет продолжаться как минимум до середины этого века, когда в городах, согласно прогнозам, будет жить 70% населения планеты. Но это могут быть уже совсем другие города.

– Полицентрическое или моноцентрическое развитие, агломерация или конурбация – какой путь должны выбрать Москва и Петербург?

– Генпланы и ПЗЗ обоих мегаполисов, равно как и все российское градостроительство как наука, базируются до сих пор на основополагающих принципах градостроительства индустриального общества со времен промышленных революций XIX в. Это значит: в удалении от даунтауна строились промзоны, а рядом располагались спальные жилые кварталы, отдельно строились стадионы, парки для отдыха горожан и т. д. Однако, если мы избавимся от подобного функционального районирования и зонирования городов по старым схемам центрического развития и будем строить жизнь постиндустриального общества, создавая смешанную застройку, в которой жилье, ритейл, офисы, школы, университеты, объекты культуры и спорта будут гармонично сосуществовать вдоль благоустроенных и озелененных улиц и скверов, то дальнейший рост плотности городов за счет увеличения этажности застройки сможет осуществляться, не разрушая такую гармонию, а, наоборот, уменьшая потребность в суточной миграции. То, что сейчас большинство населения живет в одном районе, работает – в другом, а ездит за покупками или отдыхать – в третий, только порождает транспортный коллапс. Ответ на этот вызов – полицентрическое развитие наших городов.

– Уже стало общим местом, что девелоперы ругают архитекторов за «излишние красивости», а архитекторы девелоперов – за упрощение проектов в ущерб в итоге качеству. Можно ли этим сторонам договориться? И как?

– Это вечный спор и борьба за долю в бюджете. Девелопер будет стремиться если не урезать, то предельно оптимизировать бюджет, выделяемый на архитектурную выразительность, качество деталей и благоустройство. А архитектор, напротив, будет (и обязан по определению) бороться за увеличение бюджета на эстетику и качество. Но договориться можно. Если, например, принять принцип минимализма в том высоком понимании, в каком его сформулировал [немецкий архитектор Людвиг] Мис ван дер Роэ: «Меньше – значит больше». Вот только отмерять «больше-меньше» тут должен вовсе не девелопер, не чиновник, а архитектор.

– Вы согласны, что для архитектора сделать хороший проект дешевого, но качественного дома – это профессиональный вызов? У вас есть такие проекты?

– Абсолютно согласен, это, в принципе, и есть высший экзамен. Конечно, для любого зодчего большое везение – получить неограниченный бюджет на реализацию его архитектурных грез и фантазий, но, на мой взгляд, построить красиво в маленьком бюджете гораздо более почетная заслуга и более высокая миссия, достойная аплодисментов.

Недавно у нас появился такой заказ – проект типового жилого дома для предоставления в аренду. Итогом должна стать концепция арендного дома, которым будет централизованно владеть и управлять единый домовладелец. Чтобы этому бизнесу быть успешным на рынке, новый домовладелец должен предлагать не только доступную плату, но и исключительно привлекательное для потенциальных арендаторов жилье в части качества и эстетики. Это и есть та задача и тот профессиональный вызов, о котором вы спрашиваете.

– На недавнем форуме по высотному строительству в Екатеринбурге вы рисовали картину идеального города будущего. Каким он должен быть?

– Таким, чтобы большинству его жителей было удобно в нем жить, не мечтая о переезде в другой город. Таким, чтобы родившимся в нем людям хотелось в нем же прожить жизнь. Речь идет об экологически и социально безопасном урбанизированном городском пространстве, находящемся в гармонии с окружающей средой и обеспечивающем – в силу своей планировки и функциональной комплектации – удобный и простой доступ граждан к основным элементам сложной социальной инфраструктуры, включая трудоустройство, образование, здравоохранение, культуру, торговлю, рекреацию и спорт. Что касается транспорта, то его структура уже меняется с процессом «уберизации» и с появлением беспилотных автомобилей и дронов, а цель для человека будущего, на мой взгляд, – меньше перемещаться по городу в автомобиле и больше ходить пешком и/или пользоваться велосипедами и гироскутерами. Паттерн суточных миграций в черте города уже начал меняться, онлайн-шопинг и курьеры стали медленно, но верно убивать традиционную торговлю, в развитых странах стрит-ритейл, моллы и гипермаркеты с огромными парковками потихоньку вымирают как класс. Но люди должны оставаться достаточно мобильными для поездок между городами или путешествий по миру. Думаю, что виртуальная реальность будет снижать долю делового туризма и командировок, люди будут путешествовать, чтобы навестить родственников или чтобы посмотреть мир. И если туристы массово стремятся в какой-то город, то, значит, он уже в чем-то, безусловно, успешен и тем самым завоевал свое место в настоящем и будущем.

04/05/2017

«Лахта центр» достроят к осени 2018-го. Стройка идет по плану и будет завершена в срок, уверяют в компании. Но в срок не будут построены ни дополнительные дороги, ни развязки, ни переходы, необходимые для транспортного обеспечения небоскреба. Как люди и машины будут до него добираться и чем это обернется для Петербурга? – «Городу 812» рассказал исполнительный директор АО «МФК «Лахта центр» Александр БОБКОВ.


Ш оссе с разворотом

Я спросила вашего пресс-секретаря, как без машины добраться до «Лахта центра», и услышала в ответ: «Давайте мы сами вас заберем». А как после открытия будут сюда добираться сотрудники и посетители?

После открытия к нам можно будет добраться так же, как всем жителям Лахты сегодня, - на автобусах, маршрутных такси по Приморскому шоссе. В летний период по воде будут ходить аквабусы. Плюс мы запустим бесплатные автобусы-шаттлы к ближайшей станции метро «Беговая», которая откроется к чемпионату мира. А прессу мы всегда с удовольствием привозим на стройку.


По официальной информации, только в офисах «Газпрома» будут работать более восьми тысяч сотрудников. Плюс обслуживающий персонал, плюс туристы. Это уже десятки тысяч человек. Как минимум две тысячи из них поедут на личных автомобилях по Приморскому шоссе. Оно и так загружено, а превратится в шоссе-пробку. Что делать?

Посмотрите на схему. Всю инфраструктуру внутри нашего квартала - подъезды, выезды из паркинга, внутриквартальные дороги - мы, конечно, построим. За транспортную инфраструктуру, прилегающую к МФК «Лахта центр», отвечает город. Когда мы выбирали место для строительства, то наивно поверили в Генплан. В нем задолго до нас уже были запланированы и развороты на Приморском шоссе, и крупная развязка рядом с (тогда не существовавшим) «Лахта центром» (на схеме - в желтом овале. - Ред.). С открытием «Лахта центра» город должен обеспечить подключение нашего квартала к Приморскому шоссе с помощью эстакадного съезда через Лахтинскую гавань (на схеме - в красном овале. - Ред.). Сказать, что все это будет сделано к открытию, не могу.

- А что будет сделано?

К июню 2017-го должны закончить обустройство двух разворотов на Приморском шоссе (на схеме - зеленые «кружки»). Их планировали сделать еще в 2014-м, потом в 2015-м, 2016-м... Сейчас процентов на пятьдесят они уже готовы. В одном из них требуется только перенести поребрик и закрасить двойную сплошную, чтобы можно было разворачиваться в сторону области. Проект подключения квартала Южной Лахты (где находится «Лахта центр») к Приморскому шоссе в мае будет отправлен на экспертизу. Но когда мы увидим его физическое воплощение, неизвестно. Это вопросы к городу. Естественно, два действующих въезда на территорию «Лахта центра» будут расширены и облагорожены. Но хотелось бы, чтобы и город свои планы осуществил в заявленные сроки.

Во сколько обойдется подключение «Лахта центра» к Приморскому шоссе? Депутатами озвучивалась цифра 12 миллиардов.

Стоимость строительства этой развязки с эстакадой, по информации городских комитетов, минимум втрое меньше.

- В Смольном говорят, что денег на это нет.

Деньги есть, просто они распределены по другим объектам.


Власти города еще осенью направили заявку на софинансирование этого проекта из федерального бюджета. Ответ из Москвы уже есть?

Нам об этом неизвестно, но могу предположить, что первый вопрос федералов при рассмотрении подобных заявок: «Документация у вас есть?» А документация по этому проекту появится не раньше мая, после прохождения госэкспертизы. Поэтому решение, вероятно, отложено и ждет досылки документации.

Примерно год назад говорили о том, что напротив «Лахта центра» будет построена станция «Новая Лахта» на существующей железнодорожной ветке. В какой стадии эти планы?

Октябрьская железная дорога готова начать строительство новой станции хоть сейчас. Это займет 9-11 месяцев. Но дело в том, что станция без пешеходного перехода к «Лахта центру» через Приморское шоссе - подземного или надземного - теряет смысл. К сожалению, у города пока не нашлось средств на его строительство. Хотя он есть в проекте планировки.

Нужно больше офисов

- Рядом с «Лахта центром» ПАО «Газпром» реализует еще один строительный проект. Что там будет?

Офисный центр. По размеру он будет меньше нашего, но площадь на одно рабочее место - больше. Соответственно, порядка 1000-1200 человек там еще поместится.

Два года назад вы говорили, что в «Лахта центре» общественного пространства будет больше, чем офисов. А теперь под офисы отдаете две трети площадей. Почему так?

Мы отказались от гостиницы в пользу офисных помещений, так как их не хватало. При этом все знаковые общественные объекты комплекса сохранены. Нужно учитывать, что значительную часть комплекса - 25-27% - занимает паркинг.

- На сколько машин он рассчитан?

На 2000 автомобилей. Плюс на прилегающем участке будет еще примерно 890 мест.

- Этого хватит?

Более чем. Я надеюсь, что не все сотрудники будут ездить на работу на автомобилях. Согласно нормативам, на 100 квадратных метров офисов положено одно машино-место. У нас на 60 квадратных метров - одно машино-место.

- Парковки будут платными?

Скорее всего, это будет какой-то микс. Те, кто приедет к нам на концерт или в планетарий, смогут оставить машину бесплатно.

Что кроме офисов появится в «Лахта центре»? Сколько посетителей, не связанных с «Газпромом», по вашим ожиданиям, будут приходить и зачем?

Мы считаем, что поток туристов в 400-600 тысяч человек ежегодно нам гарантирован. Так как на обзорную площадку захотят прийти все. Между двумя корпусами многофункционального здания появится протяженный атриум-променад. В нем расположатся вход в планетарий, детский научный центр, зал-трансформер, стрит-ретейл, кафе и рестораны, а также и лифты на офисные этажи. Эту общественную зону мы хотим сделать максимально комфортной, но в то же время комплиментарной к деловой.

- Уже есть договоренность с арендаторами? Какой общепит и какая торговля появятся?

Есть много заявок, и есть шорт-лист (а на деле лонг-лист) компаний, с которыми ведутся переговоры. Мы хотим получить арендаторов, которые так же, как и мы, понимают, что это нестандартное место и уникальный средовой объект. У нас не будет полноценной торговли, и мы бы не хотели видеть здесь стандартный фастфуд. Между 74-м и 76-м этажами башни разместится панорамный ресторан. Оператор пока не выбран, но все лидеры этой отрасли - назовите любого! - проявляют заинтересованность.

Очень подводит погода

Мне удалось побывать на самых различных стройках, начиная от жилых домов, до масштабных проектов тепловых и атомных электростанций, но на стройке небоскребов я не был ни разу. Этот пробел я недавно восполнил в Санкт-Петербурге, побывав на возведении самого высокого небоскреба в России и в Европе. Вообще, этот небоскреб по многим параметрам считается самым-самым, но обо всем по порядку.

Сегодня в мы посмотрим как строится Лахта Центр. Запаситесь чаем с печеньками, потому что этот репортаж будет такой же длинный, как и небоскреб).


Строительство башни началось в 2013 году с нулевого цикла. Сперва было произведено строительно-монтажное оборудование, затем установлены буронабивные сваи, возведен коробчатый фундамент и начаты работы по созданию котлована, откопка которого была завершена в 2014 году.

Созданию котлована предшествовала установка стены в грунте, глубиной 30 метров. Она была нужна для защиты будущего котлована от осыпания и грунтовых вод. После этого вбиты сваи, и затем - откопан котлован. Его глубина составила 21 метр.

У меня, как и у многих возник вопрос - как можно было построить небоскреб на болоте? На самом деле башня построена не на болоте. Конечно, грунт на поверхности не самый твердый, но на определенной глубине начинаются уже очень плотные и твердые породы.

Мореновые отложения, вынутые в процессе бурения.

Это лаконичный пересказ конечно не передает масштаба нулевого цикла, но фото говорят сами за себя.

Всего в плотные слои грунта установили 264 сваи, каждая глубиной 82 м. и диаметром 2 м. На них установили фундамент. Суммарная нагрузка на сваи составляет 670 000 тонн.

Небольшая инфографика для большей наглядности.

Так делали армокаркас для свай, которые находятся под башней

Под многофункциональным зданием (МФЗ) и аркой установлено 848 свай диаметром 1,2 м, и 968 свай диаметром в 60 см под стилобат (подземная парковка).

Коробчатый фундамент состоит из трёх плотно армированных плит, нижняя — толщиной 3,6 м. Диаметр арматуры составляет 32 мм, шаг армирования — 16,5 см, в нижней плите установлено 15 уровней сеток.

Между тремя плитами коробчатого фундамента будут находиться подземные этажи небоскрёба. Также от ядра к внешнему периметру идут 10 радиальных стен. Их толщина составляет 2,5м, а высота - 5,5 м.

Армированная сетка, которую скоро зальют бетоном уходит вниз на 3.6 метров.

Кстати, при бетонировании нижней плиты фундамента башни, 1 марта 2015 года был установлен рекорд, вошедший в «Книгу рекордов Гиннеса» как самая большая непрерывная заливка бетона в мире. За 49 часов без остановки было залито 19 624 м³ бетона, что на 3000 м³ превысило предыдущий мировой рекорд.

После готовности фундамента, нулевой цикл был закончен и начался рост башни ввысь.

Схема постройки нашего небоскреба такова - сперва строится железобетонное ядро, потом оно постепенно обрастает стенами и перекрытиями. Ядро придает конструкции башни устойчивость, а внутри него расположены коммуникации, 34 лифта, технические помещения и зоны безопасности.

Кстати, ядро Лахта-центра имеет высшую степень огнезащиты REI240 - способность выдерживать огонь в течение 4 часов без изменения свойств бетона и стали.

Строительство на объекте идет 24 часа в сутки без выходных в три смены. В каждой смене трудятся 4 тыс. человек.

Так выглядят первые 16 этажей башни, которые собраны из 22 000 элементов, соединенных 200 000 болтов.

Спустя несколько месяцев ядро башни обросло этажами и поднялось еще выше. Рядом можно видеть выросшее за это время здание МФЗ, которое состоит из двух частей, объединенных общей крышей.
Май 2016 года.

Этап строительства в феврале 2017 года. Слева - схема башни.

Если ядро придает башне вертикальную жесткость, то за горизонтальную жесткость отвечают аутригерные этажи, благодаря которым устойчивость башни сохранится даже при удалении 30 % опорных конструкций. В небоскребе будут 4 пары аутригерных этажей через каждые 70 м по всей высоте здания.

Так они выглядят изнутри. Здесь можно видеть, что металлоконструкции покрыты высокопрочным бетоном.

А это схемы этажей, начиная от нижнего и заканчивая верхними. Особенность башни Лахта Центра в том, что грани пятиугольного здания закручиваются кверху, придавая ему характерный архитектурный объем.

Так выглядел Лахта Центр весной 2017 года.

На этом коллаже можно увидеть как росла башня Лахта Центра с сентября 2015 до апреля 2017 года.

А это свежее фото со строительства, которые я снял в начале августа.

Я поднялся на 76 этаж. Краны крепятся к ядру башни на нескольких этажах. Чуть позже я покажу как это выглядит. На самом верху работают 4 крана, а всего на стройке их 16.

Это самые большие краны с маховой стрелой, производимые компанией "Либхер". Вылет их стрел составляет 45, 50 и 60 метров. Максимальная грузоподъемность — 64 тонны, скорость перемещения груза - 176 метров в минуту.

Ну а теперь пройдем на строительную площадку.

Так как здесь работают турецкие подрядчики, и много иностранных рабочих, предупреждающие таблички продублированы на турецком и английском языках.

Здание МФЗ.

Вблизи башня выглядит очень внушительно.

Лифты были установлены в марте 2017 года. Видите синие двери - за ними именно они.

Здесь в каждом лифте свой лифтер. После окончания строительства двери лифта будут выглядеть привычно, но во время строительства все выглядит так. Между лифтами существуют пересадочные узлы из нижней зоны к средней, и из средней зоны в верхнюю. Также будет установлен специальный лифт, который будет без пересадок доставлять пассажиров до обзорной площадки.

Стены обиты фанерой, чтобы случайно не испортить их. При подъеме с первого этажа на верхний уровень почти всегда аншлаг. Это очень быстрый лифт, подъем на верхний этаж у нас занял всего 40 секунд.

Временный лифт, который идет со средних уровней на верхние выглядит проще. При окончании строительства он будет заменен.

Немного интересного о лифтах Лахта Центра.

А это вид на Питер и окрестности с 76 этажа. Здесь еще нет стекол.

На этом этаже краны крепятся к композитным железобетонным колоннам башни, в основании которого находятся стальные сердечники в форме мальтийского креста, придающие им жесткость.

Вот такие сердечники находятся в основании колонн.

Также краны крепятся к ядру. Таким образом они выдерживают сильные порывы ветра, которые нередки на этой высоте.

Отсюда хорошо просматриваются близлежащие районы Питера.

Яхт клуб.

Элитный район.

Менее элитный район.

Тепловая электростанция.

На строительство башни уйдет более 22 000 тонн металлоконструкций - 189 000 разных деталей, из них одинаковых — только две. Так получилось из-за того, что башня закручивается, и каждое перекрытие отличается от следующего на 0,82 градуса. Еще 2000 тонн пойдет на шпиль, высота которого составит 90 метров. В шпиле будет находится различное оборудование. Металлоконструкции для Лахта Центра изготавливают на двенадцати заводах, десять из которых российские.

Кстати, смотровая площадка будет находится выше, на 86 этаже, на высоте 360 м. и будет самой высокой в Европе.
Вид в другую сторону.

Здание поближе к небоскребу.

Хотя я не очень люблю высоту, и я был в метре от места, где еще не установлены стекла, было совсем не страшно, скорее наоборот. Здесь более 300 метров высоты.

Но оказаться на месте этих рабочих мне совсем не хотелось бы, несмотря на захватывающие виды.

Главное при работе не забывать о технике безопасности.

В инстаграме "как это сделано" был задан вопрос про увеличение высоты кранов, на него я ответил выше, но хочу дополнить про работу крановщиков. Крановщики едут до 55 этажа на лифте, который вы уже видели. Оттуда - по лестнице связывающей башню и кран переходят к мачте крана, дальше по лестнице внутри крана добираются до кабины.

Крановщик не может спуститься лишний раз. Даже обедают в своей кабине, куда его доставляют с земли.

Новый «Пассажирский порт Санкт-Петербург», для круизных и паромных лайнеров.

Спустились на несколько этажей ниже. Здесь работают на таких мини кранах.

А это крепления для стеклопакетов. В отличие от обычных высоток, в Лахте Центре стеклопакеты навешиваются на эти скобы, а не крепятся жестко к несущему остову здания. Вес одного стеклопакета — около 740 кг. Об особенностях стеклянного фасада я расскажу чуть ниже.

Этажи ниже 70 этажа застеклены.

Слева еще нет стекол, справа уже есть.

Спустились еще ниже и оказались на аутригерном этаже. Они, как я писал выше, придают горизонтальную жёсткость небоскрёбу.

Стены этих этажей намного массивнее, чем на обычных этажах. Аутригерные уровни также выполняют функции технических этажей.

На некоторых этажах стоят баллоны с водой и одноразовые стаканчики.

А теперь немного о стеклянном фасаде Лахта Центра. Для того, чтобы остеклить небоскреб нужно было не простое плоское стекло, а изогнутое, из-за спиралевидной формы здания. Немецкий производитель, который делал стекла для башни специально открыл завод в Ленинградской области, чтобы не возить из Германии и облегчить логистику.

Стекло гнули холодным способом, который никак не ухудшает его характеристики. При таком способе стекла деформировали по плоскости до 4 см по одному углу. Ламинированный пакет размером 2,8 м х 4,2 м укладывается в алюминиевую раму, лежащую в горизонтальном положении, и под собственным весом стеклопакет деформируется, изгибаясь под форму рамы. Вес стеклопакета - около 740 кг.

Большая часть стеклопакетов немного отличается друг от друга, и потому каждому стеклопакету предусмотрено свое место.

Стекла были изготовлены по многослойной формуле: стекло 8мм + 1,5 мм пленка + 8мм стекло + 16мм аргона + 8 мм стекло, итого — 4,15 см толщины. Внутренний слой стекла — каленый, из-за чего стекло не дает крупных и острых осколков в случае повреждения.

Площадь остекления башни Лахта Центра — 72 500 м². Вес стеклянной части фасада составляет около 13 тыс. тонн.

Особенность внешнего слоя стекла — термоотражающие свойства. Для защиты от избытка солнечной радиации на стекло нанесено специальное напыление, которое придает стеклянной поверхности башни холодный серо-голубой оттенок.

Благодаря напылению и тому, что стекло на фасадах — "просветленное", т.е. с минимально возможным содержание "желтящего" оксида железа, башня при разном освещении выглядит в по разному. Оттенки зависят от освещенности. Днем при ярком солнце и отражении неба — стекла синие, в пасмурную погоду они серые и бронзовые.

Для верхних этажей небоскрёба предусмотрен подогрев стёкол, что позволит предотвратить обледенение.

Для очистки фасада Лахта центра от загрязнений или для замены поврежденных стекол используют специальный подъемник. В ребрах башни между фасадными панелями предусмотрены пазы, а в самой люльке-подъемнике — хомуты со стержнями, которые фиксируются в пазах фасада. Данная система крепления позволяет полностью устранить раскачивание люльки на высоте.

А на этом месте будет располагаться холл башни.

Это уже подземные этажи, будущая парковка небоскреба.

В одном из помещений находятся генераторы.

Система водоснабжения.

Небольшая инфографика по теме водоснабжения Лахта Центра.

Технические этажи уже практически готовы.

Особо стоит упомянуть программу BIM - Building Information Modeling. Это строительная информационная модель здания, в которой заданы физические и функциональные характеристики здания - геометрия, пространственные отношения, географическое расположение, свойства материалов и т.п. BIM работает на всех этапах: от создания концепции до строительства и эксплуатации объекта.
При изменении какого-либо одного из параметров при проектировании или строительстве, в BIM следует автоматическое изменение остальных, связанных с объектом параметров и объектов, вплоть до чертежей, визуализаций, спецификаций и календарного графика.

Таким образом, BIM-модель является единым источником информации об объекте для всех участников строительства - заказчиков, проектировщиков и подрядчиков. К тому же, проекты, создаваемые с помощью BIM, гарантируют высокую скорость, точность и рентабельность строительства. А стоимость возведения здания при использовании BIM уменьшается на 20-30%. Здания при этом получаются именно такими, какими их изначально представляли архитектор и заказчик.

А это уже Многофункциональное здание (МФЗ), вид изнутри. Оно состоит из двух блоков. Здание разновысотное - перепад от 22 до 85 метров. Максимально высокая точка южного корпуса отдалена от башни, а у северного направлена на башню и город.

Здесь будут находится: спорткомплекс, фитнесс-центр, центры оздоровления и релаксации, детский научно-образовательный центр "Мир науки", эксплораториум с интерактивными экспонатами, зал-трансформер вместимостью 500 человек и открытый амфитеатр для просмотра водных шоу вместимостью до 2000 человек.

Небольшая инфографика.

На этом месте будет находится планетарий в виде шара диаметром в 16 метров.

Крыша у МФЗ будет стеклянная.

Отсюда хорошо виден залив.

Так будет выглядеть Лахта Центр в конце 2018 года. Строительство планируется закончить в 3 квартале 2018 года.

Спасибо всем, кто дочитал до конца!
Спасибо пресс-службе Лахта Центра за приглашение и интересную экскурсию!.

Если у вас есть производство или сервис, о котором вы хотите рассказать нашим читателям, пишите Аслану ([email protected] ) и мы сделаем самый лучший репортаж, который увидят не только читатели сообщества, но и сайта

Статьи по теме: