“Славянский разлом: украинско-польское иго в России”. Пыжиков, Александр Владимирович - Славянский разлом

Александр Владимирович Пыжиков (27 ноября 1965, Раменское, Московская область, РСФСР, СССР - 17 сентября 2019, Москва, Россия) — российский историк и государственный деятель, специалист по истории России 50-60-х годов XX века. Доктор исторических наук.

В 1989 году окончил исторический факультет Московского областного педагогического института имени Н. К. Крупской.

В 1993 году был директором центра общественно-политических программ фонда «Молодёжь за Россию» в Раменском.

В декабре 1993 года баллотировался в Государственную думу РФ по списку избирательного объединения «Будущее России — Новые имена», но набрав 1,25% голосов избран не был. В 1995 году баллотировался кандидатом в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания РФ второго созыва в Курганской области по списку избирательного блока «Блок Ивана Рыбкина», избран не был.

С 1994 года — директор информационно-аналитического центра Центрального комитета Российского союза молодёжи.

Был заместителем директора Института социально-политических исследований РАН.

В 1998 году защитил диссертацию на соискание учёной степени кандидата исторических наук по теме «Общественно-политическое развитие советского общества в 1953-1964 гг.» (специальность 07.00.02 — «отечественная история»).

В 1999 году защитил диссертацию на соискание учёной степени доктора исторических наук по теме «Исторический опыт политического реформирования советского общества в 50-е —60-е годы» (специальность 07.00.02 — «отечественная история»).

В 2000-2003 годах помощник Председателя Правительства РФ М.М. Касьянова.

С 5 июня 2003 по 18 июня 2004 года — заместитель Министра образования Российской Федерации. В этой должности занимался вопросами контроля качества образования и государственной аттестации в учебных учреждениях всех типов и видов.

Книги (6)

Грани русского раскола. Заметки о нашей истории от XVII века до 1917 года

В книге представлен взгляд на отечественную историю сквозь призму русского религиозного раскола.

Потрясения, произошедшие в России и вызванные церковными реформами середины XVII века, имели большое влияние па развитие страны в последующие два столетия. Многосложные процессы, протекавшие тогда, наложили отпечаток па всю социальную ткань российского общества. Именно в конфессиональном своеобразии кроются истоки ключевых событий пашей истории, связанных с крушением в начале XX века российской империи в ее никонианском обличье.

Корни сталинского большевизма

О революции и Сталине написано многое, но в данной работе автор предлагает по-новому посмотреть на нашу историю.

В основе книги — взгляд на различие ленинского и сталинского большевизма. Эти два течения имели разные истоки, социальную базу, идейные устремления. Не будет преувеличением сказать, что объединяла их только внешняя «вывеска» и набор общих лозунгов, чем во многом и ограничивается их схожесть. Понимание этого обстоятельства открывает новые горизонты не только с научной, но и с практической точки зрения. Позволяет более глубоко осмыслить бурные события отечественного XX века. Книга будет интересна всем, кому не безразлична история своей страны.

Питер - Москва. Схватка за Россию

На протяжении долгого времени, практически до октября 1917 года, представления петербуржцев и москвичей о модернизации России сильно различались. Петербург осуществлял свой путь, который реализовывался государственной элитой и столичной предпринимательской группой, а роль оппонента играли московское купечество и кадетская партия, руководствовавшиеся совершенно иными идеологическими приоритетами.

В чем корень извечного противостояния двух великих городов России — Санкт-Петербурга и Москвы? Почему историческое полотно нашего общего прошлого переполнено эпизодами их конфронтации, конфликта и конкуренции?

Александр Пыжиков, доктор исторических наук, автор книг «Рождение „сверхдержавы“: СССР в первые послевоенные годы», «Хрущевская оттепель», «Грани русского раскола», дает возможность читателям по-новому взглянуть на многие узловые точки и значимые вехи российской истории.

Рождение сверхдержавы: 1945-1953 гг

В книге рассматривается важнейший этап истории советского общества — период 1945-1953 годов. Анализируя различные аспекты внешней и внутренней политики СССР, авторы делают попытку комплексной оценки послевоенного советского общества.

Исследование построено на уникальных архивных документах, многие из которых вводятся в научный оборот впервые. Широкая источниковая база позволила уточнить целый ряд вопросов международной политики страны, функционирования партийно-государственной власти, идеологической системы и т. д.

Славянский разлом. Украинско-польское иго в России

Почему центром всей российской истории принято считать Киев и юго-западные княжества? По чьей воле не менее древний Север (Новгород, Псков, Смоленск, Рязань) или Поволжье считаются как бы второсортными?

В этой книге с беспощадной ясностью показано, по какой причине вся отечественная история изложена исключительно с прозападных, южно-славянских и польских позиций. Факты, собранные здесь, свидетельствуют, что речь идёт не о стечении обстоятельств, а о целенаправленной многовековой оккупации России, о тотальном духовно-религиозном диктате полонизированной публики, умело прикрывающей своё господство. Именно её представители, ставшие главной опорой романовского трона, сконструировали государственно-религиозный каркас, до сего дня блокирующий память нашего населения. Различные немцы и прочие, обильно хлынувшие в элиту со времён Петра I, лишь подправляли здание, возведённое не ими.

Данная книга явится откровением для многих, поскольку слишком уж непривычен предлагаемый исторический ракурс.

Хрущевская «Оттепель» 1953-1964 гг

«Оттепель»... Именно так характеризуется этап развития нашей страны, связанный с именем Н. С. Хрущева.

В 60-е годы нашего столетия это время привлекло особое внимание специалистов-историков. Оценка этого периода отечественной истории сегодня во многом базируется на трудах исследователей и публицистов конца 80-х, начала 90-х годов XX века. Насколько соответствуют взгляды этих лет объективным процессам, происходящим в первое послесталинское десятилетие? Правильно ли мы понимаем значение и место хрущевских реформ в нашей истории?

В данной книге представлена попытка ответить на эти вопросы.

.
Оригинал взят у 20finkov09 в Пыжиков пишет, что Историю Руси последних 400 лет
можно представить как борьбу пшеко-украинского и Русского Центров.
Началось всё в Первую Смуту.
Победу Руси обеспечило Ополчение Минина-Пожарского, то есть «Поволжье».

Но, с изгнанием пшеков из Москвы Ополчение разошлось по домам, а вот пресловутые «казаки», то есть пшеко-вукраинский элемент так и осталось в Москве и Подмосковье — ему уходить было некуда.
Так вот и получилось, что романовым Шапку Мономаха вручили «казаки», и это несмотря на то, что филарет, папенька миши романова, последовательно присягнул ВСЕМ самозванцам, постоянно околачивался в пшекии, заверяя пшекского короля, что буде романовы придут во Власть, как тут же ЛЯГУТ под пшеков.


И это несмотря на то, что ПЕРВЫМ кандидатом на Шапку Мономаха считался Князь Пожарский.
Но. . . Ополчение то ушло, отряд самого Пожарского был невелик, «казаки» угрожали просто ликвидировать Пожарского если он не отойдёт в сторону, и это им было по силам.
А романовы так вообще, впутали Пожарского в местнический спор, в результате которого его Княжеское достоинство было оспорено, и стал вопрос о переводе его из Князей в Холопы.

Вот ТАК вот и получилось, что Шапка Мономаха досталось шелудивым романовым.
В лучших традициях хохлизма как только романовы взошли на Престол, как тут же КИНУЛИ пшеков — объявили, что такая корова (Русь) нужна им самим.
Пшеки были в ярости, отсюда и последующие пшеко-романовские войны.

Пыжиков пишет, что Восстания Степана Разина и Пугачёва были попытками Русского Мира (Поволжья + Урал + Север) свергнуть пшеко-вукраинское Иго.
Эти попытки были отбиты.

А вот третья попытка — в Октябре 1917 года завершилась Победой Русского Мира, и пшеко-украинское иго (в лице шелудивых романовых) наконец-то было свергнуто.

Но ненадолго.
Пыжиков пишет, что хрущёво-брежневская Эпоха это рецидив пшеко-вукраинского Ига.

Как только хрущёву досталась Шапка Мономаха, как он тут же стал заполнять ВСЕ этажи Власти представителями пшеко-вукраинцев — Брежнев, подгорный, тихонов, малиновский, кириченко, кириленко, коваленко, демиденко, непорожный, гарбузов, гречко и прочие, прочие, прочие стали бурно вытеснять из Власти представителей Русского Мира (сталинскую гвардию) — выходцев с Поволжья, Урала и Севера Руси.

Пыжиков пишет, что хрущёвцам досталось Богатое наследие — СверхДержава с мощной экономикой, Армией, Наукой. Задел был так велик, что пшеко-вукрам его хватило надолго.
Но, пользоваться сим заделом пшеко-вукры НЕ УМЕЛИ, не по их мозгам была эта задача.

Это и есть ЗАСТОЙ.
СССР медленно притормаживал, пока окончательно не свалился в очередной кювет Истории.

Цитирую «Русский раскол. Украинско-польское иго в России»:

«С приходом Л. И. Брежнева номенклатурные верхи СССР оказались во власти украинской стихии. Достаточно взглянуть на состав ЦК, избранного 25 или 26 сьездом партии: секретари обкомов (независимо от географии), министры, высшие ины аппарата ЦК и правительства. Такого количества украинских кадров в стране не было, наверное с конца 17-начала 18 века, когда они объявились на наших землях по воле церковной реформы. Им досталось неплохое наследство. Динамика, которую изгнанные русские технократы придали советской экономике, оказалась весьма устойчивой: шла масштабная индустриализация, появлялись новые отрасли, под них создавались научные школы. Фундамент, заложенный в 1950-х годах, позволил брежневской элите прекрасно себя чувствовать вплоть до конца 1970-х годов. Да и выросшие цены на нефть значительно поддерживали советскую экономику.
К этому времени модернизационная логика потребовала перехода к новому — постиндустриальному циклу развития, что и происходило в Западной мире. Но украинизированный советский истеблишмент, живущий от «застолья к застолью», куда погрузилась страна, не собиралась напрягаться. Злополучный «застой», куда погрузилась страна, стал прямым следствием украинского засилья в партийно-хозяйственных верхах. Более того, украинский «вирус» разлагающе подействовал на всё советское общество, подорвав его внутренний иммунитет. И если по поводу хрущёвской оттепели говорили: «О раоте стали думать меньше, а о разных жизненных благах больше», то при Брежневе всё чаще стали начинали размышлять уже не просто о благах, а о том, как бы «расфасовать» великую страну, созданную трудом не одного поколения титульной нации уже по-крупному.
Этому вектору пытался противостоять Ю. В. Андропов. . .»

Далее Пыжиков пишет, что противостоящая в то время вукрам «Русская партия» - шелепин, семичастный, егорычев, кулаков, воронов, полянский, павлов и прочая это те же самые НИКОНИАНЕ, что и чисто вукраинские деятели.

Ещё цитата из Пыжикова:
«Хрущёв сделал невозможное возможным, и украинцы ринулись к новым горизонтам. Россию они никогда не воспринимали как родину: здесь не жили их предки. Эти люди руководствовались заботой только о благополучии — собственной и родной им Украины (именно в такой последовательности!)»

И последняя цитата:
«С конца 1970-х годов силу набрал устраивавший всех тренд «государственного разврата». Противостоять ему тогда было уже невозможно. Советский проект, заряженный верой русских людей в лучшую жизнь, был полностью выхолощен и дискредитирован брежневским (украинским) руководством, подготовившим развал великой страны, на разграбление которой уже слетался всевозможный сброд».

В злобу дня нынешнего добавлю, что няша-матильдская и равино-подобный Святейший, вкупе с гогой и его маман, коих оне тащат к Шапке Мономаха, это и есть представители пшеко-вукраиского Ига, мечтающего о том, чтобы СНОВА сесть на шею Русского Мира.

Аминь.

Оригинал взят у в

Оригинал взят у 1_capraz в Россия 300 лет жила под украинско-польским игом

+ Оригинал взят у wowavostok в Александр Пыжиков. Польско-украинский заговор в русской истории

Доктор исторических наук Александр Пыжиков рассказывает о своей новой книге "Славянский разлом". Что Киевщина принесла России в содержательном, идейном, государственном и религиозном смысле. Какое положение на международном рынке занимала Речь Посполитая, и как Иван Грозный нарушил планы польско-литовской элиты. На кого опирались Романовы, когда пришли к власти. Почему так важно вернуть нашу истинную историю. Ведущий Андрей Фефелов.

+ Славянский разлом. Украинско-польское иго в России,

Почему центром всей российской истории принято считать Киев и юго-западные княжества? По чьей воле не менее древний Север (Новгород, Псков, Смоленск, Рязань) или Поволжье считаются как бы второсортными?

В этой книге с беспощадной ясностью показано, по какой причине вся отечественная история изложена исключительно с прозападных, южно-славянских и польских позиций. Факты, собранные здесь, свидетельствуют, что речь идёт не о стечении обстоятельств, а о целенаправленной многовековой оккупации России, о тотальном духовно-религиозном диктате полонизированной публики, умело прикрывающей своё господство. Именно её представители, ставшие главной опорой романовского трона, сконструировали государственно-религиозный каркас, до сего дня блокирующий память нашего населения.

Различные немцы и прочие, обильно хлынувшие в элиту со времён Петра I, лишь подправляли здание, возведённое не ими. Данная книга явится откровением для многих, поскольку слишком уж непривычен предлагаемый исторический ракурс.

Видео презентация книги «Славянский разлом» от Александра Пыжикова


Оригинал взят у в
Оригинал взят у koparev в
Оригинал взят у ss69100 в А.В. Пыжиков: Фёдор Алексеевич - польский царь в русских одеждах

Вот уж действительно: дьявол кроется с деталях.

Цитаты из книги

Борьба с языческой верой

Не стоит забывать и попытки немцев в ХII-ХIII веках закрепиться под эгидой христианства в языческой Литве. По описанию тех же романовских историков, здесь велась уже ожесточённая борьба с коренным населением. Рассказы об агрессии папства, о притворно крестившихся местных народах, о восстаниях против католических орденов – излюбленная тема Ключевского, Соловьёва и др. Но вот когда речь заходит о юго-западной колонизации в центральной части современной России, то тут презентуется благостная картина.

Геополитическая конструкция

Если называть вещи своими именами, то афонские технологи планировали, с одной стороны, с выгодой для себя «окормлять» огромные территории, а с другой – сбыть объединённый религиозный актив в лице «варварских территорий» тому же Риму в уплату за поддержку Византии в борьбе против неверных. Отсюда та настойчивость, с которой поставленные Константинополем митрополиты проводили религиозное сплочение «всея Руси.

«Троянский конь» во власти

Инструментарий Смуты следует дополнить ещё одним фактором, который поможет осмыслить реалии той поры. Понятие пятой колонны ранее было абсолютно неприемлемо, поскольку резко противоречило историографическому концепту. Из кого она состояла, какие интересы связывали её с поляками? – подобные вопросы не могли быть даже поставлены в рамках утвердившейся со времён Нового летописца схемы. О существовании в московских элитах со времён Василия III пропольской группировки, костяк которой состоял из литовско-украинских выходцев, старались вообще не упоминать. Властные претензии последних были перечёркнуты опричниной, после чего последовали четыре десятилетия прозябания на задворках власти. Самостоятельно вернуть утраченные позиции, не говоря уже о большем, не представлялось возможным.

Режиссёры раскола

Нашу церковь силой вбивали в новый религиозный формат: от предания анафеме старых обрядов до требования священникам облачаться по греческому покрою. Всё это производило настолько тяжёлое, удручающее впечатление, что даже романовские историки констатировали нетактичность происходившего. Стремясь минимизировать негатив, они подчёркивали, что избыточная суровость могла стать только делом чужих рук, то есть греков, заправлявших ходом собора. Тем самым из-под критики выводились украинские церковные деятели, которые как бы оказывались в тени.

Окно в Европу: окно Овертона в действии

С Петра I отчуждение романовской элиты от населения только нарастало, чему способствовал бурный приток иностранцев. Если в царствование Алексея Михайловича эти процессы только набирали силу, то при Петре развернулись во всю мощь. Любовь ко всему иноземному отличала государя буквально с пелёнок.

Архитекторы Белого движения России

КГБ против украинской группы

Монархический проект в наше время

Сегодня те же силы, оправившись от советского удара, разъев СССР изнутри, жаждут возобновить своё господство, трезвоня о возвращении к «коренному», то есть к тому же государственно-церковному всевластию. На наших глазах вновь воспроизводятся монархическо-православные механизмы, обкатанные при Романовых. И этому нельзя положить конец, пока отечественная история будет находиться под их неусыпным контролем.

+ Грани русского раскола. Тайная роль старообрядчества от 17 века до 17 года,
Пыжиков Александр Владимирович


Книга «Грани русского раскола» – это новый исследовательский взгляд на события российской истории XVII века, который абсолютно не вписывается в господствующую историографическую традицию. Раскол – изученное явление в российской истории, но официальная наука мало представляет, какой была народная реальность, выделяя на долю старообрядцев всего 2% от численности населения империя.

Однако в XVII веке русское общество оказалось расколото на два непримиримых лагеря: приверженцев старого обряда и последователей реформ патриарха Никона. Россия разделилась внутри себя: на географической карте страна была единой, на деле же образовались два социума, чьё религиозное размежевание обрело различную социальную и культурную идентификацию. Подобный расклад повлиял на все стороны русской жизни: социальную, культурную, экономическую.

Автор книги «Грани русского раскола» Александр Пыжиков взял на себя нелёгкую работу – вытащить старообрядчество из религиозного чулана и показать, что это не маргинальное явление. Старообрядчество не принимало навязанные государством единоверие, новую вертикаль власти и «хождения в народ» российской интеллигенции. Оказавшаяся на периферии административной и экономической системы, большая часть населения устраивала своё существование на совершенно иных принципах, чем их властители. Распространение либерального духа и политические предпочтения крупного купечества привели его и к союзу с новыми силами. А хозяйственные инициативы старообрядцев определили динамику купеческо-крестьянского капитализма.

Задача книги – показать влияние, которое имел религиозный раскол на ход отечественной истории после XVII столетия, и придать изучению старообрядчества новые смыслы. Несмотря на гонения, старообрядческий проект всё-таки состоялся, но уже в исторических рамках советской России. Купеческий клан финансово поддержал оппозиционные группы, ратовавшие за ограничение или свержение монархии, за утверждение либерально-конституционных принципов. И истоки событий 1917 года искать следует именно в XVII веке, откуда нам и предстоит начать осмысление особенностей самобытного российского пути.

Александр Пыжиков. О книге «Грани русского раскола»



Войны элит: два уровня разлома

Обзор на книгу «Грани русского раскола» от портала «Читаем вместе». Апрель 2013

Купцы-старообрядцы и чиновники


Александр Пыжиков предлагает новый взгляд на место и роль старообрядчества в русской истории. Прежде отмечали экономическую роль купцов-старообрядцев и некоторое влияние староверов в «бунташных», а позже – в антиправительственных движениях. Пыжиков идет значительно дальше: по его мнению, русский раскол вполне сравним с европейской Реформацией, разница лишь в том, что в России «образовались два социума с различной социальной и культурной идентификацией». Обстоятельство это всегда игнорировалось и властями, и образованными слоями общества – утвердилось мнение, что православные в массе своей согласились с реформами Никона, и лишь малая их часть осталась верна старому обряду. На деле все было совсем не так, и большинство простых людей «не хотело иметь ничего общего с государственной церковью».

По сути, в XVIII–XIX веках старообрядцы создали очень влиятельное теневое общество, занявшее ключевые позиции во многих отраслях экономики, причем купцы-миллионеры были не столько удачливыми предпринимателями, сколько легальными представителями этой теневой структуры, управленцами, которых «община наделила соответствующими полномочиями» и которые вели хозяйство не столько для извлечения прибыли, а «для противостояния никонианскому миру». Это привело к жесткому давлению на старообрядческий капитал со стороны властей и способствовало его эволюции от «экономического отделения русской партии» к либерализму и даже радикальной оппозиции. В частности, Пыжиков подчеркивает роль старообрядческого капитала в организации вооруженного восстания в Москве в декабре 1905 года. Более того, автор убежден, что реальными движущими силами революции 1917 года и силой, что позволила большевикам выйти победителями из Гражданской войны, стали не принимавшие идеи частной собственности «различные староверческие согласия и толки, которые пронизывали народные массы».

+ Оригинал взят у 20finkov09 в Многовековая ПРОБЛЕМА и ТОРМОЗ Руси -

Пшеко-вукраинское Иго!
Профессор Пыжиков (не путать с Лопатниковым), учит нас, что пресловутые засилья на Руси монголо-татар и просто татар, зловреев и просто тевтонов, всё это просто НИЧТО по сравнению с пшеко-вукраинским Игом, которое началось с началом Романовской Эпохи, кончилось в 1917 году, снова возродилось сразу после кончины Сталина (хрущёв и дорогой Леонид Ильич были ещё теми «щирыми»), опять прекратилось в 1991 году, но ныне грозит Руси своим возобновлением - Русь заполонили миллионы вукраинских бандеро-беженцев.


В самом деле - КТО пресловутая Няша-Матильдская?
КТО
пресловутые гоши-гогенцоллернские как не представители пшеко-вукраинского Ига, новровящие СНОВА сесть на шею Руси?

Пыжиков обращает внимание на то, что Раскол на Руси привёл к многовековому засилью пшеков и вукраинцев сначала в Москве, а затем в Питере.

Неужто мы ЗАБЫЛИ как три года назад начались ПРЕЖНИЕ песни о том, что вукры это и есть НАСТОЯЩИЕ Русские, а жители Руси это вечно пьяные неумехи?
Сейчас эти песни поутихли за своей полной несуразностью, но Няша то по прежнему БУШУЕТ, всё норовит затащить на Русь давно уже ОБОСРАВШИХСЯ романовых. Вот так вот, обосранных и тащит к нам на Русь!

Исполать профессору Пыжикову за его Труды и его предостережения.

Аминь.
Соборянин-коммунист-черносотенец Финков Е. В. Ростов-на-Дону

Ссылка на ролик Пыжикова «Украинская история России.», полчаса времени, которое вы потратите самым продуктивным способом:
https://www.youtube.com/watch?time_continue=2&v=Gpsror3QZbY

Почему центром всей российской истории принято считать Киев и юго-западные княжества? По чьей воле не менее древний Север (Новгород, Псков, Смоленск, Рязань) или Поволжье считаются как бы второсортными? В этой книге с беспощадной ясностью показано, по какой причине вся отечественная история изложена исключительно с прозападных, южно-славянских и польских позиций. Факты, собранные здесь, свидетельствуют, что речь идёт не о стечении обстоятельств, а о целенаправленной многовековой оккупации России, о тотальном духовно-религиозном диктате полонизированной публики, умело прикрывающей своё господство. Именно её представители, ставшие главной опорой романовского трона, сконструировали государственно-религиозный каркас, до сего дня блокирующий память нашего населения. Различные немцы и прочие, обильно хлынувшие в элиту со времён Петра I, лишь подправляли здание, возведённое не ими. Данная книга явится откровением для многих, поскольку слишком уж непривычен предлагаемый исторический ракурс.

Цитаты из книги

Борьба с языческой верой

Не стоит забывать и попытки немцев в ХII-ХIII веках закрепиться под эгидой христианства в языческой Литве. По описанию тех же романовских историков, здесь велась уже ожесточённая борьба с коренным населением. Рассказы об агрессии папства, о притворно крестившихся местных народах, о восстаниях против католических орденов – излюбленная тема Ключевского, Соловьёва и др. Но вот когда речь заходит о юго-западной колонизации в центральной части современной России, то тут презентуется благостная картина.

Геополитическая конструкция

Если называть вещи своими именами, то афонские технологи планировали, с одной стороны, с выгодой для себя "окормлять" огромные территории, а с другой – сбыть объединённый религиозный актив в лице "варварских территорий" тому же Риму в уплату за поддержку Византии в борьбе против неверных. Отсюда та настойчивость, с которой поставленные Константинополем митрополиты проводили религиозное сплочение "всея Руси.

"Троянский конь" во власти

Инструментарий Смуты следует дополнить ещё одним фактором, который поможет осмыслить реалии той поры. Понятие пятой колонны ранее было абсолютно неприемлемо, поскольку резко противоречило историографическому концепту. Из кого она состояла, какие интересы связывали её с поляками? – подобные вопросы не могли быть даже поставлены в рамках утвердившейся со времён Нового летописца схемы. О существовании в московских элитах со времён Василия III пропольской группировки, костяк которой состоял из литовско-украинских выходцев, старались вообще не упоминать. Властные претензии последних были перечёркнуты опричниной, после чего последовали четыре десятилетия прозябания на задворках власти. Самостоятельно вернуть утраченные позиции, не говоря уже о большем, не представлялось возможным.

Режиссёры раскола

Нашу церковь силой вбивали в новый религиозный формат: от предания анафеме старых обрядов до требования священникам облачаться по греческому покрою. Всё это производило настолько тяжёлое, удручающее впечатление, что даже романовские историки констатировали нетактичность происходившего. Стремясь минимизировать негатив, они подчёркивали, что избыточная суровость могла стать только делом чужих рук, то есть греков, заправлявших ходом собора. Тем самым из-под критики выводились украинские церковные деятели, которые как бы оказывались в тени.

Окно в Европу: окно Овертона в действии

С Петра I отчуждение романовской элиты от населения только нарастало, чему способствовал бурный приток иностранцев. Если в царствование Алексея Михайловича эти процессы только набирали силу, то при Петре развернулись во всю мощь. Любовь ко всему иноземному отличала государя буквально с пелёнок.

Архитекторы Белого движения России

КГБ против украинской группы

Монархический проект в наше время

Сегодня те же силы, оправившись от советского удара, разъев СССР изнутри, жаждут возобновить своё господство, трезвоня о возвращении к "коренному", то есть к тому же государственно-церковному всевластию. На наших глазах вновь воспроизводятся монархическо-православные механизмы, обкатанные при Романовых. И этому нельзя положить конец, пока отечественная история будет находиться под их неусыпным контролем.



на фото: Путин, Медведев, патриарх Кирилл и Медведчук в Ново-Иерусалимском монастыре 15.11.17

Побудили меня написать этот пост две вещи, крайне резкая заметка во вполне официозной, провластной и охранительской "На линии" и прочитанная мною пока лишь до середины книга, о ней дальше, а заметку процитирую, поскольку подобные вопросы задает большинство сограждан и с каждым днем все громче и требовательнее -

Почему украинский вопрос по-прежнему актуален и приходится о нём постоянно писать?
Потому что дело не в самой Украине, а уже в наших с вами политиках. Депутатах и сенаторах. Это они его актуализируют бесконечно.
Депутат Калашников стоит в студии канала "Россия 1" и доказывает украинцам, что им невыгодно разрывать с нами дипломатические отношения.
Его выбирали украинцы? Какая мне разница, что им выгодно, а что нет? Плевать на них.
Это мне депутат Калашников должен доказывать, что выгодно или невыгодно нам. На что мы можем повлиять, а на что не можем.

...Они, понимаешь, развращали целые народы целый практически век, и на голубом глазу продолжают это делать. Украинский народ не отвечает за действия своей паскудной власти. А кто отвечает тогда? Кто выбирал Порошенко? Кто скакал на майданах, кто во всех опросах валит всё на Россию - это "отдельные представители" или всё-таки подавляющее большинство?

И чего думают украинцы в итоге? А ничего. Если станет всё совсем плохо, то будет легко в прыжке, и Ванька опять возьмет на содержание.

Меня лично это страшно раздражает.

Не знаю, у меня цифр в руках нет. Может, я одна такая, чего на меня внимания обращать.

А если я не одна такая? Если нас таких много? У вас-то там цифры есть? Или у вас, как и в Советском Союзе, нацики по окраинам - свет в окошке, а на граждан России положить можно с прибором? Ну так может это и не Горбачев во всем виноват, а в консерватории что-то следовало поправить?


Это серьезные политические вещи. У нас выборы президента на носу, четыре месяца осталось.

Всем, кто еще не прочитал эту книгу, не прослушал эти выступления - РЕКОМЕНДУЮ НАСТОЯТЕЛЬНО.
И осознайте, пожалуйста, дорогие сограждане: наше историческое невежество - это только наш личный выбор.
Вот это: "мы ленивы и нелюбопытны" - стоит однажды в себе преодолеть, ну что поделаешь, если только "ЗНАНИЕ - СИЛА"?

И - да. На профессора Пыжикова, известного ученого, доктора исторических наук, просветителя и педагога, в силу понятных причин ополчились множество бенефициаров такого положения вещей: монархисты-царебожники-романовцы, заукраинцы-украинцы-укролобби и прочие, составляющие их идейную информационную обслугу - интерес их понятен.
Это - шкурный интерес людей и группировок, заинтересованных в том, чтобы Россия всегда кормила Украину, прогибалась перед Польшей и Западом вообще, снова поставила на царство западных марионеток Романовых, продолжала оставаться криптоколонией иностранных государств.
Была обескровлена, покорена и разрушена, в конце концов...

Мы с вами - должны разделять эти вражеские интересы, или для нас важнее интересы России-Руси, подлинной, настоящей, а не навязанной нам врагами и их ставленниками у нас?
Ответьте себе откровенно. В ошибках нужно уметь признаваться, невежество нужно уметь преодолевать, с чужой злой волей - необходимо бороться.
Подумайте об этом, пожалуйста, дорогие друзья...

P.S.
Я не историк, но и я много раз задавала здесь себе и вам эти вопросы, об украинстве, укробесии российской власти, укролобби в российских элитах, не находя разумного ответа, только констатируя факты, вот лишь некоторые из них -


О природе УКРОБЕСИЯ в РФ - Российская "ЭЛИТА" вдруг оказалась Украинской. Ну кто бы мог подумать?

И из многочисленного старого, факты последних лет -


И, казалось бы, причем здесь это - все три наших главных лица оппозиции, претендента на пост президента, уже озвучивших свое намерение, как Навальный и Собчак, или пока продвигаемых лишь кукловодами, как Поклонская, все они укрофилы - корнями с Украины, "генетические украинцы" (по признанию Навального) -

---
Работы профессора Пыжикова - помогли мне и многим друзьям и знакомым, задававшимися аналогичными вопросами, такие ответы найти и эти ответы складываются в логичную картину, с отлично встроенными фактами, ранее необъяснимыми, не имеющую внутренних противоречий и крайне убедительную.
Послушайте - и убедитесь сами.

Напоследок - еще одно видео, где профессор Пыжиков отвечает на вопросы своих оппонентов, очень и очень советую им не пренебрегать...

P.P.S.
И обратите внимание на фото в начале, попробовав ответить (с учетом материалов поста) на один простой вопрос - каким образом во время посещения первыми лицами государства и Церкви Ново-Иерусалимского монастыря там сумел оказаться некий украинский политик, кто предоставил ему такую возможность и зачем...
Кстати, одним из самых частотных вопросов по теме в поисковиках рунета является следующий - "почему Россия терпит гадости от Украины?"

«Очевидно, на повестке дня - корректировка исторической традиции, связанная с признанием того, что Киевская Русь в действительности была не тем, чем её изображал летописный материал. Киевская Русь являлась плацдармом, с которого разворачивалась западная экспансия на нашу родину»
* если у вас нет сейчас времени и настроения - всячески советую сохранить этот материал, чтобы обратиться к нему по возможности в дальнейшем...

Переяславская Рада. «Навеки с Москвой, навеки с русским народом». Художник М. Хмелько, 1951 год.

К единству с Западом

В хитросплетениях средневековой эпохи нельзя разобраться, не прояснив роль Византии. Напомним, что в 1261 году из Константинополя изгнаны крестоносцы, и к власти пришло семейство Палеологов, основавшее новую династию. Трон они заполучили лишь благодаря поддержке генуэзцев, мечтавших вытеснить из региона венецианцев. С этих пор они почти в течение двухсот лет хозяйничали в акватории Чёрного моря. Доходы императоров и генуэзцев от торговли, сбора таможенных пошлин распределялись как один к семи, т.е. монета городу, а семь – Генуе.

В таких условиях об экономическом или военном могуществе можно было только мечтать. Константинополю оставалось сосредоточиться на духовном или на чём-то подобном, что и превратилось в основное ремесло Византии при Палеологах. Интеллектуальная элита этого периода концентрируется на обосновании единства с Западом. В качестве инструмента использовался античный мир. С его помощью демонстрировали общность происхождения, культурную идентичность Древней Греции и Древнего Рима. Так подводился фундамент под унию с папством, горячими приверженцами коей как раз и являлись Палеологи.

Однако такие исторические искания вызывали изжогу у Константинопольского патриархата. Православные деятели не разделяли античные увлечения, как противоречащие христианскому духу. При императорском дворе таких критиков не жаловали, а потому оппозиция латинству зрела в монастырях. Афонские отцы в противовес раскручиваемой античности сделали ставку на современные им государственные образования, раскинувшиеся на северных просторах, особенное внимание уделяя Московскому княжеству.

Идея афонской партии заключалась в следующем: объединить под своим духовным руководительством огромную территорию от юго-западной Руси, Литвы и до восточных княжеств во главе с Москвой. Конечно, реализовать подобное не просто, а потому в помощь и было сконструировано идеальное прошлое, когда все были едины. Всплывал исторический образ некой «всея Руси» как образец желанного будущего для всех народов здесь проживающих, а роль «матери-колыбели» доверили Киеву. Развивая эту концепцию, заговорили о Малой и Великой Руси: Малая (Киевская) – коренная Русь, а всё остальное, выросшее из неё, – это Великая.

Заметим, афонские авторы не отличались оригинальностью: они просто копировали наработки тех, кто импровизировал с античностью и уже вовсю оперировал образом Древней (языческой) Греции. Там тоже фигурировала Малая (коренная) Греция, которая затем трансформировалась в Великую. Только скрепляющим элементом «всея Руси» объявлялось православие в его греческой версии: именно оно, а не языческое наследие должно стать тем знаменем, вокруг которого нужно сплотиться. Если называть вещи своими именами, то афонские технологи планировали, с одной стороны, с выгодой для себя «окормлять» огромные территории, а с другой – сбыть объединённый религиозный актив в лице «варварских территорий» тому же Риму в уплату за поддержку Византии в борьбе против неверных. Отсюда та настойчивость, с которой поставленные Константинополем митрополиты проводили религиозное сплочение «всея Руси».

По законам коммерции

У людей ХV–ХVI веков разделения на политическую и религиозную сферу не существовало. Само слово «политика» вошло в обиход лишь в преддверии ХVIII столетия. Роль инструмента в достижении политических, по сути, задач выполняла церковь. Укрепление литовско-польского «клана» напрямую зависело от прочных позиций в церковной сфере.

Альфа и омега проромановских учёных (Карамзин, Устрялов, Погодин) в том, что польско-украинские кадры растворялись в общественной среде – религиозно единой с ними. Допустить, что церковь Московии и церковь в Литве и Украине – это две большие разницы, они не могут.

Наша церковь, в отличие от униатской, старалась придерживаться двух незыблемых принципов. Первый – церковь не может быть бизнес-структурой, а значит, вести торгово-имущественные операции. Второй – учитывая многонациональное устройство страны, она должна быть адаптирована к другим верованиям. Это позволяло поддерживать сбалансированные отношения с тем же широко распространённым исламом. Именно за такую религиозность ратовал великий святой подвижник Сергий Радонежский. Но подобная церковная атмосфера была чужда Литве и Украине с её католическими веяниями. Не погруженная в коммерцию церковь считалась там второсортной, а лояльность к мусульманам воспринималась как нечто запредельное.

Вместо земских соборов

8 января 1654 года заключён Переяславский договор о присоединении Украины к России. Для украинско-польских выходцев, сплотившихся вокруг Романовых, это было эпохальное событие. Появлялась возможность окончательно объяснить всем и каждому, почему они здесь хозяйничают. Если ранее государственная легитимация, включая Михаила Фёдоровича, опиралась на земские соборы, которые рассматривались естественным источником власти, то теперь на смену этому институту приходит Малороссия.

Неслучайно, с момента её присоединения в 1654 году, прекращается практика созыва земских соборов. В них уже нет надобности, поскольку романовская власть объявлялась продолжением подлинных начал, олицетворяемых Украиной, что перевешивает представительство земель, замутнённых татарскими примесями; центр тяжести государственного строительства смещался. Поэтому обладание Украиной преследовало не столько экономические цели, как это традиционно считается, сколько крайне важные идеологические смыслы. С этого времени война с Польшей превращается по большому счёту в борьбу за Украину.

Бенефициары реформы

На так называемом Большом соборе 1666–1667 годов, созванном по инициативе Алексея Михайловича, подтверждена необратимость церковных преобразований. Для соответствующего веса на него приглашались восточные патриархи: в Москве рассчитывали на приезд Константинопольского и Иерусалимского. Но те уклонились от визита, и пришлось довольствоваться малым – Александрийским и тем же Антиохийским патриархом. Греческим представителям придавалось подчёркнуто решающее значение. Они оказали неоценимую помощь Алексею и его украинской команде в дискредитации старого обряда.

Распространение последнего связали с отрывом от Константинополя, покорённого турками, после чего и произошёл переход на двуперстие. Проводилась мысль: когда-то давно (в светлые времена Киевской Руси) Москва была вполне правильной, но затем произошло «тёмное помрачение», и только теперь, при Алексее Михайловиче, православие торжествует. Несложно догадаться, что оборотной стороной такой концепции должно стать признание прежней церкви еретической.

Нашу церковь силой вбивали в новый религиозный формат: от предания анафеме старых обрядов до требования священникам облачаться по греческому покрою. Всё это производило настолько тяжёлое впечатление, что даже романовские историки констатировали нетактичность происходившего. Стремясь минимизировать негатив, они подчёркивали, что избыточная суровость могла стать только делом чужих рук, т.е. греков, заправлявших ходом собора. Тем самым из-под критики выводились украинские церковные деятели, которые как бы оказывались в тени.

Не попрекать изменою

Петровское пристрастие к иноземщине никогда не являлась секретом, в то же время гораздо менее известно о его глубокой привязанности к Малороссии, что практически полностью заслонено европейской темой. Увеличение доли иностранцев в элите меняло многое, но отнюдь не выветрило украинско-польский дух.

Пётр всячески поддерживал статус Украины как особой, привилегированной территории в составе России, тратил немало средств на её обустройство. За счёт казны воздвигнул там несколько крепостей, закупал вооружение для местного воинства, освобождал от поборов. Первым из Романовых посетил Киев, где оставался почти всё лето 1706 года. Однако успехи армии Карла ХII, разгромившей Саксонию, Польшу и нагрянувшей на Украину, подтолкнули Мазепу к антироссийскому союзу. Но даже откровенное предательство не сказалось на трепетном отношении к украинским «братьям», в чём Пётр шёл по стопам отца Алексея Михайловича. Манифестом от 11 марта 1710 года великорусским людям строго запрещалось «делать оскорбления малороссам, попрекать их изменою Мазепы», виновным грозило жестокое наказание и даже смертная казнь за дерзкие обиды.

Странная «русская партия»

Правление Петра I – судьбоносное не только с точки зрения социально-экономических преобразований, но и в плане формирования российской правящей прослойки. Первая четверть ХVIII века фиксирует её окончательные черты. Именно тогда в элитах завершается образование двух партий: инородческой и «русской», как именуют их историки романовской школы.

Приезжие иностранцы, в большом количестве запущенные Петром, стали претендовать на весомую роль в пользовании казной, в выжимании соков из населения. Данное обстоятельство отметили все, кто когда-либо знакомился с отечественным прошлым. Однако по-прежнему удивляет другое: борьба в российских верхах рассматривается в контексте так называемых инородческой и «русской» партий.

Если касательно первой всё предельно ясно, то о «русской» можно говорить с большой натяжкой. В этом серьёзное упущение историографии, не желавшей осознавать, что под «русской» в действительности замаскирована украинско-польская партия. Кто в самом деле в ней русские – уж не Феофан ли Прокопович со Стефаном Яворским и целой россыпью им подобных, довершивших уничтожение нашей церкви? Вообще «русских» представителей в верхах отличало открытое пренебрежение ко всему русскому в московском понимании этого слова, причём в этой ненависти они полностью смыкались с инородческой партией.

Любовь и дружба

Страстным полонофилом слыл Александр I. Его многолетней любовницей была Мария Четвертинская, а закадычные друзья – Чарторыйский, Кочубей, Завадовский, Разумовский, Трощинский занимали ведущие министерские посты, протежируя своим сородичам. Младший брат императора великий князь Константин Павлович, ставший наместником Царства Польского, женился на Грудзинской, обожая вместе с ней всё польское. Сам Александр I любил расхаживать в польском военном мундире.

Согласимся, довольно странное поведение для «оккупантов»: например, английская элита, превратив Индию в колонию, не щеголяла по Лондону в индийских одеяниях, и индийцы не назначались в британское правительство. Почему так происходило в России? Да потому, что в Петербурге и Польше присутствовали одни и те же родственные лица. Это подтверждает и тот факт, что после войны 1812 года поляки, воевавшие на стороне Наполеона, с радостью зачислялись в российскую армию на офицерские должности.

При Николае I был практически выстроен Киев: тогда «мать городов русских» обрела современные черты. Николай I лично утверждал обширный план градостроительства, проекты улиц, мостов, посетив Киев за время своего царствования пятнадцать раз. Ни один правитель Российской империи или Советского Союза не бывал там так часто.

Осознать масштабы украинско-польско-немецкого управления Россией мешает пропагандистский штамп о «русскости» элиты. Многие представители украинско-польско-немецкой прослойки фигурировали под русскими фамилиями: сегодня это сбивает с толку даже тех, кто изучает нашу историю. Общим между носящими русские и украинско-польско-немецкие фамилии является то, что родовые имения этого дворянства (66,2% от общего числа поместий) располагались в Малороссии и Литве, включая Прибалтику. Пожалованные им земельные владения в обширной России присоединялись к их родовым гнёздам.

Белые малороссы

1917 год – крушение империи привело к устранению прежней правящей прослойки. Если посмотреть, кто пытался задушить советскую республику, то украинско-польско-немецкий след отчётливо проявился. Нужно вспомнить лидеров Белого движения, которое, как нас уверяют, вобрало в себя истинных патриотов России.

Предки А.В. Колчака по отцу – из помещиков Херсонской губернии, в 1843 году получившие потомственное дворянство. Отец будущего «верховного правителя» служил по Морскому ведомству, мать происходила из купеческой семьи, её родитель был гласным Одесской городской думы. Женат Колчак на дворянке С. Каменской из Подольской губернии; полноценная украинская семья. П.Н. Врангель ведёт свой род от дома Тольсбург-Эл­листфер, женой генерала стала фрейлина Высочайшего двора О. Иваненко; их родовые гнёзда находились на Украине. Н.Н. Юденич – из малороссийских дворян Минской губернии; немецкие предки Е.К. Миллера (командующего в Гражданскую войну Северным фронтом) обосновались в Витебской губернии; генерал А.Г. Шкуро – потомок запорожских казаков. Из полтавских помещиков М.Г. Дроздовский. В.О. Каппель происходит из дворянского рода Ковенской губернии: по матери он – Постольский...

Тюрьма народов?

Однако удержать государство на новой антиукраинской платформе было не суждено. Во многом это произошло потому, что гуманитарная наука 1920-х годов, возглавляемая М.Н. Покровским, не смогла осмыслить исторический путь России и идеологически обосновать новый фундамент державы. Патологическая увлечённость экономическими схемами, классовой борьбой, как дань марксистской догме, не позволили понять судьбоносность украинской темы. Украинско-польский элемент в изображении Покровского представал таким же пострадавшим от «русского гнёта», как и все другие народности!

Все проклятия адресовались русским, которые выставлялись надсмотрщиками, администрацией тюрьмы народов, именуемой Россией. К тому же романовской концепции истории марксистская школа Покровского ничего по большему счёту противопоставить не смогла. Привлечённые Сталиным старые профессорские кадры сделали всё для реабилитации дореволюционных установок. Поэтому те силы, которые в течение столетий унижали и грабили нашу страну, благополучно смогли сохранить реноме, а значит – шанс вернуться в качестве хозяев.

Эти поползновения, не заставившие себя долго ждать, связаны с именем Н.С. Хрущёва. А с приходом к власти его выдвиженца Л.И. Брежнева номенклатурные верхи СССР оказались во власти украинской стихии. Достаточно взглянуть на состав Центрального комитета, избранного ХХV или ХХVI съездом партии: секретари обкомов (независимо от географии), министры, высшие чины аппарата Центрального комитета и правительства. Такого количества украинских кадров в стране не было, наверное, с конца ХVII – первой половины ХVIII века, когда они объявились в наших землях на волне церковной реформы…

Эта тема озвучена мной в видео:

Статьи по теме: